Давайте поговорим о деньгах. Что это и как они устроены? Почему считается, что какая-то валюта обеспечена золотом, доллар — это просто красиво нарезанная бумага? Что вообще делать и куда бежать в наши сложные времена? Начнем по порядку.

Немного истории

Когда-то, начиная с 1821 года и почти 30-х годов прошлого века, денежная система любой страны была накрепко привязана к золоту. Сколько у тебя золота есть — столько и денег напечатать можешь. Меньше можно, больше — ни-ни!

Система понятная, но неудобная — денег всегда конечное количество, а население растет, производство растет, товаров на рынке все больше и больше — на всех наличности просто не хватает. Это называют дефляцией — когда деньги становятся дорогими. Представьте себе ситуацию — денег настолько мало, что для того, чтобы купить телевизор — вы ждете своей очереди, пока до вас дойдут купюры, чтобы воспользоваться ими.

Поэтому, в 1944 году была принята Бреттон-Вудская система, которая жестко привязала курс доллара к золоту (35 долларов за тройскую унцию), все остальные валюты стран-участниц привязались к доллару и все договорились вести себя хорошо, т.е. держать курс твердо, изредка поправляя его принятыми и сейчас инструментами.

Худо-бедно система просуществовала до 1976-1978 года — за это время случилась та самая долларизация всего мира, которую мы с вами сегодня наблюдаем. Не всем это нравилось, золотые запасы США таяли на глазах — но главный удар Бреттон-Вудской системе нанес французский генерал де Голль, предъявивший к обмену на золото 1,5 миллиарда долларов США, и таки вынудивший США обменять половину этой суммы. Вслед за Францией подтянулась Германия и…

Тут США просто отказались от своих обязательств по золоту, потому что возник парадокс. Золота мало — и долларов привязанных к золоту на всех не хватает. Печатать необеспеченные золотом деньги — подрывать к ним доверие. Но торговать нужно — и нужно использовать при этом некую ключевую валюту, выпуск которой (ВНИМАНИЕ!) не привязан к золотому запасу.

И тут на сцену выходит ямайская валютная система: валюты были отвязаны от золота, золото стало просто товаром — а курс валюты определяется спросом и предложением. Чем выше спрос на валюту и ниже предложение — тем она дороже. И наоборот.

Собственно, так мы и живем по сей день. Чем выше спрос на доллар, тем он дороже. Чем меньше мы доверяем тенге — тем дешевле тенге. Но для многих наших сограждан эти простые истины — словно откровение. А мы считаем, что про деньги нужно знать, чтобы ими грамотно распоряжаться. Поэтому, из выпуска в выпуск, мы стараемся затрагивать эти темы.

Про интервенции

Давайте коснемся валютных интервенций. Валютная интервенция — это когда центральный банк страны покупает или продает иностранную (или национальную) валюту, пытаясь повлиять на её курс.

Т.е. когда Нацбанк РК скупает евро и доллары за тенге — тенге падает в стоимости (девальвируется). Когда продает — растет (ревальвируется). Курс тенге, при этом, разумеется, меняется. Если национальная валюта никому не нужна, она девальвируется — падает в стоимости.

Иногда девальвации могут быть плановыми. Мы бы не хотели говорить об их причинах, мы бы хотели затронуть последствия — потому что они касаются всех нас. Ведь когда вам рассказывают, что у вас благодаря девальвации станет больше денег или экономика будет работать лучше — вас не обманывают. Это все правильные вещи — и про экономику, и про импорт, и про экспорт. Только любые аргументы не учитывают важных факторов: инфляции и курсов валют.

Инфляция — это естественное снижение покупательской способности денег. То есть, рост цен. Обратный этому процесс — дефляция, пока характерен только для современной экономики Японии и экономики СССР в последние годы жизни Сталина. Девальвация — это в том числе и катализатор инфляционных процессов, со всеми последствиями.

Курс валюты определяется спросом на неё. Чем выше спрос — тем выше курс. Так уж сложилось, что тенге как валюта практически не пользуется спросом, даже нефть у нас покупают не за тенге — а за доллары. Мы продаем нефть — получаем доллары — покупаем тенге за доллары, обеспечивая курс собственной валюты.

Теперь смотрите — у нас два новых фактора. Курс валюты и инфляция. Инфляция ежегодно съедает какую-то долю покупательской способности наших средств + курс валюты влияет на нее не меньше, в условиях огромной доли импорта.

Если представить, что у нас с 2003 года завалялась 1000 тенге в кармане — и каким-то магическим образом у неё сохранилась её покупательская способность — то мы увидим, что в 2015 году в сравнении с ней другие тысячные купюры сохранили едва ли больше 35% от своей изначальной стоимости. То есть, за полноценную 1000 тенге 2015 года в 2003 году нам дадут едва ли 350 тенге. И это — только инфляция!

А курс доллара? Он с тех же пор вырос в два раза — и будет расти еще. А теперь подумайте, где нас ждет повышение доходов, если за десять лет покупательская способность нашей валюты уменьшилась более чем на половину, а спрос на неё катастрофически падает и поддерживается искусственно?

Что делать?

Если посмотреть на потерю стоимости доллара и евро — мы увидим, что за этот же период эти валюты потеряли не больше 30% своей стоимости. Соответственно, вкладывать в иностранную валюту выгодно с точки зрения сохранения собственных средств — наверное, каждый из вас уже подсчитал, как потеряли в стоимости ваши собственные пенсионные накопления?

Наиболее выгодная стратегия? Делайте максимальные накопления в иностранной валюте. Откладывайте в долларах и евро, пятьдесят на пятьдесят. То есть, оставили денег на жизнь и оперативные расходы — остальное откладывайте в валюте, диверсифицируйте свои риски.

Если тяжело так — то откладывайте «на черный день» хотя бы 10% от любых ваших доходов, но сделайте эту сумму неприкосновенной. Пенсионный возраст наступит внезапно, также внезапно, как обесценились наши пенсионные накопления. В жизни случается всякое.

И берегите себя и свои нервы, друзья!

P.S. Это материал из 9-ого выпуска нашей рассылки, на которую вы можете подписаться на сайте b4me.in.